Рыбы наших вод

Охота на жереха со спиннингом

Интересна охота на жереха со спиннингом. Особенно запомнилась одна из них в дельте Волги...

На следующий же день после приезда мы с Антоном Антоновичем отправились на рыбалку. Моторка шла вдоль стены высоченного камыша. Потом встретилась огромная ветла. Казалось, она росла прямо со дна ерика: ствол и толстые ветки тянулись из воды. Неподалеку виднелось подходящее место.

Мы сошли на берег со спиннингами в руках. Вскоре стало ясно, что сразу же за кормой моторки начинается глубокое место. Поверхность ерика пестрела от воронок. Они перемещались, пропадали, вновь появлялись, некоторые даже у самого берега. В нескольких местах виднелась мелкая рябь. Это растекались струи, поднимавшиеся со дна.

Начал "бить" жерех. Мощные всплески послышались сразу в нескольких местах. То тут, то там в воздухе мелькали спасавшиеся рыбешки. Порой какой-нибудь жерех выскакивал и мгновение как бы стоял на хвосте. Или, сделав полуоборот, показывал свое белое брюхо, высовывал над водой голову или хвост. Броски не всегда оказывались удачными. Сколько раз доводилось видеть, как рыбешка спасалась чуть ли не из пасти жереха. Бывало и так, что, стремясь схватить добычу, он делал второй бросок, третий и даже четвертый.

Бой все усиливался. Кругом летели брызги, слышались удары и шлепки. Некоторые жерехи охотились в каком-нибудь метре от моторки. Мы то восхищались, то изумлялись и совсем забыли, что приехали-то на рыбалку. А когда спохватились, то отвергли ее: ловить во время такого боя неспортивно. Только когда он стал стихать, мы поймали по две штуки, чтобы приготовить обед и ужин.

Всего в полсотне метров от того места, где стояла лодка, виднелись две воронки. Я забросил блесну немного дальше одной из них, она прошла сквозь воронку, и я почувствовал хватку, а после подсечки - сильные рывки. Антон Антонович спросил:

- Здесь нет ни перекатов, ни порогов, ни других любимых мест жереха, вот он и облюбовал воронки. А почему?

Я ответил, что, видимо, попадая в них, рыбешки не могут управлять своими движениями, их крутит на одном месте. Жереху же воронки нипочем, вот он и ожидает около них свои жертвы.

Дня через два мы забрасывали блесны около мысочка, где широкий ерик раздваивался. Сделав два десятка забросов, поймали по три жереха - их хватило и на уху, и на поджарку на большой сковороде, и хозяину моторки на пироги.

- А у мысочка почему он стоит? - спросил Антон Антонович.

Я высказал предположение, что здесь течение прижимает рыбешку к берегу, она не в силах справиться с ним.

Накануне отъезда с утра пошел сильный дождь, и мы не могли вылезти из моторки. Я даже немного обрадовался этому - можно было сделать записи: на них как-то не хватало времени. Первое, что я занес в блокнот, был вывод: интереснее ловить тех жерехов, которые охотятся не стаей, а в одиночку. Они выбирали место где-нибудь в стороне и "били" до тех пор, пока не насытятся или не попадутся на блесну. Обычно такие жерехи весили больше, чем те, которые охотились в стае.

Этот хищник чаще, чем какой-либо другой, хватает грузило. Однажды я присоединил к грузилу тройник и вскоре поймал сразу двух - и на грузило, и на блесну. Возиться с этой парочкой пришлось довольно долго: хотя они тянули в разные стороны, но так дружно, что ручка катушки выскальзывала и больно била по пальцам. После такого опыта я пришел к выводу: ловля на два тройника не интересна.

Привычка жереха вести бой облегчает поиски его. Придя на реку в первый раз и не зная, что за рыба в ней водится, спиннингист не может с уверенностью ловить, скажем, судака или окуня: они редко чем выдают себя. Другое дело жерех: место, где он охотится, не только легко увидеть - о присутствии этого хищника можно издалека услышать. Блесну бросают не туда, где он "ударил", а на два-три метра дальше, ведут ее так, чтобы она прошла по тому месту, откуда расходятся круги. Обычно район его охоты небольшой, и заброшенную так блесну он замечает.

Жерех брал на самые различные блесны: ложку, универсалку, трофимовскую. Я проверял, как скорость подмотки влияет на количество поклевок. Оказалось, что быстрая проводка блесны жереху нравится больше, чем медленная. Схватив блесну, он сопротивляется очень сильно, порой рывки похожи на тугие потяжки. У поверхности воды он ведет себя очень шумно и буйно: поднимает фонтаны брызг, вертится, кувыркается и бьет хвостом. Поэтому вываживание жереха похоже на укрощение строптивого коня...

На следующий день мы были в астраханском аэропорту. И как-то не верилось, что всего в нескольких часах лета от Москвы есть такой огромный, красивый и богатый край.