Рыбы наших вод

Ужение карася зимой

Впрочем, карасей зимой удили и мы с Антоном Антоновичем... Несколько лет назад среди удильщиков подмосковной Шатуры прошел слух - в ближайшем озере клюет карась, хотя стоял морозный декабрь. Этот слух докатился до Москвы. Когда Антон Антонович предложил поехать на это озеро, я не раздумывая согласился. "Вооружение" мы взяли обычное, зимнее: короткую удочку с кивком, на конце лески - мормышка "уралочка", а на 15 см выше ее - крючок. И насадку взяли обычную - мотыля. Признаться, на карася мы не очень-то надеялись, но считали, что окунь и плотва в улове будут.

К вечеру следующего дня мы шагали по льду Святого озера. Где-то на середине его сидела группа местных удильщиков. Когда я подошел к одному из них, он поднял на леске серебряного карася. После этого мы быстро просверлили лунки. Оказалось, что под нами мелко - всего метра полтора.

Только что пришли удильщики
Только что пришли удильщики, просверлили лунки. Теперь дело за рыбой

Вскоре кивок согнулся, и я вывел карася. Правда, небольшого - поменьше ладони. Сопротивлялся он так же, как летом, будто зима его и не касалась. Карась болтался на мормышке, а когда я бросил его на лед, он несколько раз подпрыгнул и обвалялся в снегу. Точь-в-точь как окунь.

Подо льдом лежало много отмершей элодеи - она то и дело повисала на мормышке. И вскоре около лунок образовались грязно-зеленые рамки из этой травы. Порой караси сопротивлялись сильнее обычного. Это бывало в том случае, если им удавалось забраться в гущу элодеи. Бывало и по-другому: караси одновременно оказывались и на мормышке, и на крючке.

Это была интересная и забавная рыбалка. Карась на льду! Впервые в жизни довелось мне ловить его зимой.

Один из местных удильщиков рассказывал, что много раз наблюдал, как в начале зимы, когда лед еще тонкий и прозрачный, серебряный карась выходил на отмели и неподвижно стоял там до вечера. Затем, когда на лед ложился снег, карась поднимался в верхний слой воды, располагаясь в полуметре ото льда. И только позднее, когда наступали сильные холода, карась опускался на дно.

Неужели ихтиологи ошибаются, заявляя, что зимой карась впадает в оцепенение? Значит, ошибаются и удильщики, говоря, что зимой эта рыба не клюет? Нет, просто жизнь карася, как это ни странно, еще недостаточно изучена. А чем можно объяснить факты его зимней активности? Видимо, этому есть несколько причин. Так, известно, что, если потревожить рыбу, находящуюся в недостаточно глубоком оцепенении, она начнет кормиться, будет плавать в поисках корма. Степень зимнего оцепенения зависит от нескольких факторов: количества жира, накопленного осенью, температуры воды и т. д. Например, если упитанность рыбы незначительная, а температура воды высокая, оцепенение не может быть глубоким. Чаще бывает по-иному: оцепенение кончается из-за нехватки кислорода, и рыба уходит в другой район. Однако снова в оцепенение не впадает. В районах, где бьют теплые ключи, рыба может всю зиму вести себя активно. Видимо, есть и другие причины.

Поскольку даже в пределах одного района водоемы значительно отличаются по физико-химическим и биологическим особенностям, значит, имеет различия и обитающий в них карась. На него оказывают воздействие величина и глубина водоема, степень его заиленности и проточности, рыбы других видов. Так, в больших и глубоких, слабо заиленных озерах живут крупные, быстро растущие караси, которые кормятся преимущественно бентосом - донными организмами. В мелководных, непроточных и сильно заиленных водоемах водятся мелкие, так называемые пятачки, которые кормятся главным образом планктоном. Есть мелководные озерки, где карася много, поскольку планктона в избытке, а конкурентов и врагов у этой рыбы нет. Конечно, здесь часто бывают заморы, и клевать на таком водоеме карась будет плохо. А в глубоком и проточном, где могут жить и другие рыбы, корма у карася недостаточно, и он клюет хорошо. Особенно это относится к посленерестовому периоду. Нерест у него бывает несколько раз в течение лета, а после этого всегда наступает жор.

Зимой в воде, тем более стоячей, где живет карась, кислорода мало. Зачем же ему зарываться в ил, где кислорода еще меньше или его совсем нет: он уходит на гниение органических частиц. К тому же ядовитых газов здесь становится в несколько раз больше, чем летом.