Рыбы наших вод

Кумжа любит стоять за валунами

Из раскинувшейся на Беломорском побережье деревни Нижняя Золотица нам предстояло подняться по речке 25 км и найти охотничий домик, о котором рассказал старый помор Никодим Пантелеевич. В этом домике мы решили провести отпуск.

Сначала Золотица течет медленно, широко разливаясь среди тайги. Потом становится значительно уже и течет быстрее, появляются пороги и торчащие из воды, густо разбросанные валуны. Вокруг суровая, дикая красота севера.

Наступившая осень позолотила деревья.
Наступившая осень позолотила деревья. В это время рыба уже усиленно кормится - она готовится к зиме.

Мы шли по едва заметной тропке, которая вилась по берегу. То и дело ее прерывал завал из бурелома или такие заросли молодняка, что сквозь них очень трудно продраться. Потом началось опасное место: крутой обрыв из серо-зеленой глины. Он оказался скользким от множества родничков, и местами пришлось идти чуть ли не на четвереньках. Затем мы остановились в осиновой роще. Стволы деревьев удивительно походили на ярко-зеленые трубы: поднимались высоко и только около самой верхушки имели несколько маленьких веток. На мой взгляд, они не менее красивы и необычны, чем огромные бамбуки Черноморского побережья.

У старой, умирающей ели, вершина которой лежала в воде, мы сделали привал. Когда отдохнули, Антон Антонович собрал удочку и стал ловить хариусов, а я со спиннингом на плече зашагал дальше - туда, где Золотица резко поворачивала вправо. По словам Никодима Пантелеевича, здесь любит стоять красавица кумжа - цель нашего путешествия.

Однако прошел уже час, как я леской хлестал воду, но так и не ощутил ни одной поклевки и начал было сомневаться в совете старого помора. Тут пришел Антон Антонович и спросил, есть ли улов. Я покачал головой, а он иронически произнес:

- Уха уже сварилась.

- Последний заброс,- ответил я и послал блесну чуть дальше торчавшего из воды большого валуна, за которым тянулся пенистый бурун. Когда она проходила чуть ниже буруна по течению, я почувствовал сильную и тупую потяжку. Еще не веря, что рыба взяла, я подсек. Вслед за этим пришлось сдать десятка два метров лески. Затормозив катушку, увидел, как из воды выскочила рыба, похожая на огромную серебряную сигару.

Поединок продолжался минут десять, кумжа сопротивлялась упорно: то выскакивала из воды и летела над ней, то мощно тянула на себя, и ей удавалось отнять десяток метров лески, то, казалось, во что-то упиралась и не отвечала на потяжку. Наконец я вывел ее на отмель.

В сотне метров был другой валун с буруном. Я послал блесну чуть выше и дальше его и опять ощутил мощную тупую потяжку. Значит, подумал, кумжа любит стоять за валунами, где течение слабее и можно отдохнуть после путешествия и, как из засады, набрасываться на все живое, что проплывает неподалеку.

Потом я трижды возвращался к этому валуну, и каждый раз после заброса начиналась борьба. Антон Антонович сказал, что это мой персональный валун - здесь могу ловить только я, и обходил его. А через несколько дней, вблизи небольшой заводи, на берегу которой стоял наш домик, я нашел два совсем маленьких островка, поросших густым кустарником. За ними тоже отдыхали кумжи. Хорош клев и в местах сразу же за порогами, где течение ослабевает и образуются небольшие омуты. Держится она также около затонувших коряг. Правда, ловля здесь сопряжена с риском потерять блесну. Однажды Антон Антонович обратил внимание на неровную поверхность воды около поворота и предположил, что здесь на дне лежат валуны. После нескольких забросов оказалось, что за такими валунами тоже стояла кумжа. Там, где речка течет очень бурно и быстро - в местах сужений, ее не встретишь. Ей не нравится и главная струя - она стоит не на ней, а около нее. Нет ее и в заводях.

Лучшими блеснами оказались продолговатые колеблющиеся светлые - никелированные или луженые. Это и понятно: рот у этой рыбы небольшой, не такой, как, скажем, у щуки. Видимо, по этой же причине меньше было хваток и на вращающиеся блесны - ведь при движении они похожи на диск, диаметр которого равен двойной длине блесны. Не трудно понять, почему нравились светлые блесны - вода в Золотице темная и на таком фоне светлую лучше видно. Больше было поклевок на блесну, шедшую около дна.

Пожалуй, первый и последний рывки кумжи наиболее сильные. При вываживании она не трясет головой, высунувшись из воды, как это делает щука, пытаясь сойти с тройника. Зато имеет другую привычку, правда, такую, которая не всегда помогает ей... Четвертая или пятая рыбина при вываживании вела себя довольно странно - сопротивлялась не сильно, то и дело создавалось впечатление, что тяну полено. Однако по временам оно "оживало" и дергало так, будто на блесне сидит рыба, зацепившаяся спинным плавником. Когда я подвел ее к берегу, то оказалось, что она... обмотана леской. Это получилось во время ее вращения вокруг своей оси. В дальнейшем несколько таких экземпляров было и у Антона Антоновича.

Мне думается, что леска диаметром 0,5 мм для такой рыбы самая подходящая. Ловить на более тонкую - значит недооценивать силы этой рыбы. Более же толстая леска не нужна - стремительное течение сильно изгибает ее и не позволяет правильно вести блесну. Спиннинг - по вкусу, я ловил двуручным.

Интересна ловля кумжи нахлыстом. Лучшее время для этого - дни массового вылета насекомых. Обычное на-хлыстовое удилище, пожалуй, не годится - кумжа может сокрушить его. Применять следует спиннинговую катушку, с ее помощью легче гасить рывки...