Рыбы наших вод

Пикша - подруга сайды

Пикша - промысловая рыба: в Баренцевом море после трески занимает второе место. Она относится к "постным" видам, жира в ней всего 0,2%. Насколько это мало, видно хотя бы на таком примере: в осетре и скумбрии - 8% жира, в угре - 22%. Однако это нельзя считать недостатком. Такую рыбу, как пикша, врачи рекомендуют при некоторых заболеваниях. К тому же в западноевропейских странах пикша за свое нежное мясо, имеющее легкий привкус краба, ценится выше, чем треска.

Впрочем, названия "пикша" и "сайда" скоро будут известны, видимо, только ученым да рыболовам-любителям. Промысловики, правда, эту рыбу еще знают, а вот некоторые работники торговли и покупатели о них и не слышали. Причина такая - пикша и сайда теряют свои "имена": их и треску торговые организации у промысловиков нередко принимают по одной цене, все три вида рыбы идут под названием "треска", перед продажей ее не всегда сортируют.

Это сугубо донная рыба. Однажды ихтиологи с гидростата наблюдали, как пикша плыла за стальным тросами, волочившими трал, и отыскивала корм во вспаханном грунте - совсем, как грачи, сопровождающие плуг.

У пикши есть признак, благодаря которому ее нельзя спутать с другими тресковыми рыбами,- два больших темных пятна по бокам. В некоторых странах их называют "отпечатками пальцев апостола Петра". Есть миф, по которому этот святой будто бы оставил их на пикше, когда вытаскивал ее из Генисаретского озера. Отцы церкви в своих сказках допустили явную ошибку: пикша - морская рыба и не могла быть поймана в озере не только апостолом Петром, но и самим Иисусом Христом.

Для чего она обзавелась такими отметинами? Они есть и у других стайных рыб и бывают не только на боках, но и на плавниках. У некоторых видов есть длинные или короткие полосы, которые тянутся вдоль тела. Например, у амурского гольяна они начинаются около головы и кончаются у хвостового плавника, а у колючего горчака кроме полосы вдоль тела есть еще пятно на спинном плавнике. На первый взгляд может показаться, что эти пятна и полосы - украшения. В действительности же, конечно, они имеют приспособительное значение. А дело вот в чем. Рыбы в стае плавают близко друг от друга. И вот для того, чтобы строго соблюдать дистанцию, лучше ориентироваться друг на друга, природа и снабдила этих рыб полосами и пятнами...

"Зоркий" сносило усиливающимся ветром, и ловить становилось все труднее: то и дело наши лески не доставали дна, и приходилось менять место. Поэтому капитан принял решение встать у подветренной стороны острова Торос. Здесь было значительно тише, хотя катер тоже сносило, но медленнее. Правда, лески уходили от его борта под углом, но небольшим. Когда около Тороса поклевки прекратились, мы перешли под защиту острова Седловатого. Конечно, снасти забрасывали так, чтобы лески не уходили под борт "Зоркого".

- А зимой пикша и сайда клюют?- поинтересовался я.

- Клюют,- ответил капитан.- Но тогда их мало в море - ведь большая часть уходит на нерест. Остается главным образом молодь, да еще та, которая нерестится в Мотовском заливе. Большая часть Баренцева моря, в том числе Кольский залив, не замерзает. Можно ловить, конечно, и другую рыбу. Так сказывается влияние Нордкапского течения - мощной ветви Гольфстрима: оно двумя струями проходит у северного побережья Скандинавского и Кольского полуостровов. А вообще лучшее время ловли сайды и пикши - июнь, июль и август.

В километре от "Зоркого" белым островом на воде сидели чайки. Их не счесть, нескольких видов, большие и маленькие. Увлеченные ловлей, мы долго не замечали чаек, да и они сидели тихо. Небольшая волна покачивала остров. Вскоре на нем начался невероятный галдеж: со всех сторон - и с моря, и с побережья - прилетели откуда-то взявшиеся еще сотни чаек. А драчливые поморники будто взбесились. Они великолепный образец жизнестойкости и жизнелюбия: летают над морем, отдыхают на его волнах, а когда появляется рыба, не только занимаются охотой, но и разбоем: отнимают добычу у сородичей.

- Косяк песчанки подошел,- сказал капитан.- Сайда с пикшей охотятся на нее, а она, бедная, спасаясь, поднялась к поверхности. Здесь на нее нападают чайки. Вон какой-то катер уже спешит.

"Зоркий" подошел к горланившему острову. Слова капитана подтвердились: на новом месте мы ловили очень хорошо. Вскрыв несколько сайд, в подтверждение его слов я обнаружил песчанок - маленьких, до 15 см длиной, продолговатых рыбок. На спине у них длинный плавник, на брюшке он лишь немного покороче. В прибрежной зоне Кольского полуострова песчанка обычно появляется в июне и держится до ноября. Питается зоопланктоном, поедает личинок рыб. Она интересна тем, что любит песчаное дно и в минуту опасности быстро зарывается в него. Но это не всегда удается - хищник старается отогнать ее от дна.

Еще недавно песчанку использовали только как наживку при ярусном лове трески. Теперь это объект промысла: в водах Северной Атлантики ее ловят Дания, ФРГ, Норвегия и некоторые другие европейские страны. Это началось после того, как установили, что рыбка-невеличка вкусна и питательна. Ее можно употреблять в свежем, копченом и соленом виде, она содержит 4,6-6,1% жира и 16-17% белка. Мне довелось попробовать ее в Архангельске, и должен сказать: она была довольно вкусной.

Чайки еще долго кружились над водой неподалеку от нас, потом стали перемещаться все дальше и дальше на север - туда перемещалась песчанка и, конечно, те, кто охотился на нее снизу. А "Зоркий" повернул на юг - настало время возвращаться домой.

Все на катере удили успешно, и, наверно, поэтому почти непрерывно стоял смех. Кроме сайды и пикши в нашем улове была и другая рыба - треска, изредка попадалась камбала, еще реже - морской окунь.

"Зоркий" подошел к причалу почти сутки спустя после начала рейса. Мы так и не увидели ни восхода, ни заката солнца - над Кольским полуостровом стояли белые ночи. Прощаясь, я сказал капитану:

- Ни одной сети мы не сняли, ни одного браконьера не поймали.

- Вот и хорошо,- ответил он.

- И никого не оштрафовали за слив горючего.

- Это же хорошо - сказались наши предыдущие рейсы...

Он пожинал плоды своих трудов.