Рыбы наших вод

Знакомьтесь: толстолоб и амур

Толстолоб и амур

Когда Антон Антонович закончил рассказ о змееголове, я собрался уходить - было уже поздно. Однако он остановил меня:

- Сейчас скажу такое, что останешься до утра.

- А именно?

- На той протоке, в которой ловил речного тигра, я жил неделю, а затем меня перевезли на Малышевскую, где...

Он улыбнулся, помедлил и после этого добавил: ...водится толстолоб.

- Ты его ловил?

- Конечно!

После такой новости мне осталось сделать лишь одно - снять шляпу, плащ и опять усесться в кресло.

- Ты его видел? - спросил приятель.

- Несколько раз, но лишь на кухне: жена покупает в ближайшем рыбном магазине.

Он опять усмехнулся.

- Толстолоб - отличный прыгун. Представь себе такую картину. Моторка идет по протоке, берега которой густо заросли деревьями и кустами. Через несколько часов она причалила в каком-то сельце. Мы оставили здесь моторку, а дальше стали добираться на весельной лодке. Было нас трое: старик и парень из того сельца, оба заядлые удильщики, и я. Под вечер в лодку, а точнее, к моим ногам шлепнулась какая-то рыба. Парень засмеялся, старик на него цыкнул, а я стал ее рассматривать. В это время прямо на голову парня упала еще одна. Я посмотрел вокруг и увидел в воздухе несколько рыб. Старик сказал:

- Ты ведь, паря, на Дальнем Востоке. Наконец, я не совсем уверенно спросил:

- Толстолоб?

- Да, белый толстолоб,- отозвался парень. Конечно, не все они падали в лодку - больше так: взметнутся над водой и, описав дугу, шлепнутся. Нас обдавало брызгами, мы смеялись, как дети,- даже старик, за свою жизнь видевший такие картины сотню раз. Парень не рассердился и тогда, когда одна из рыбин шлепнула ему по лицу как раз тогда, когда он закуривал, и выбила из рук спички. Лодка плыла, вокруг нее справа и слева прыгали сразу несколько толстолобов, а там, где она только что была, тихо, ни всплеска.

Старик говорил, что прыгают они со страху. Парень спорил с ним: уверял, что прыгают из-за любопытства. В подтверждение ссылался на то, что прыжок почти всегда направлен в сторону источника шума. Все другие рыбы удирают от шума, а толстолоб выпрыгивает. Делает он это по любой причине - от удара весла о воду, удара ногой о днище лодки или кулаком о весло. Прыжки продолжались все время, пока мы плыли. Толпыги, как в тех краях зовут эту рыбу, успокоились лишь тогда, когда лодка вошла в Петропавловское озеро.

- А чем ловил?- спросил я.

- Поплавочной удочкой.

- На какую насадку?

- Старик ловил на листочки какой-то травы, которую он собирал тут же на берегу протоки, а парень - на привезенные из дома кусочки огурцов, капустных листьев и зеленый горох. Дед поймал лишь четыре штуки, парень - три, а я - две. И это считается не таким уж плохим уловом. Примерно такими же они были и в следующие дни. Дело, видимо, в том, что корма у толстолоба хватает, а найти наши насадки среди моря водорослей не так уж легко...