Рыбы наших вод

Угорь из дамского моря

Угорь

Есть рыбы, которых знают все. Это, скажем, неприхотливый карась, вездесущая плотва или солидный лещ. А есть и другие - таинственные и загадочные. Это, к примеру, змееголов, который за последние годы с Дальнего Востока "переехал" в Подмосковье. Такова и вмерзающая в лед даллия. Еще более загадочен угорь...

Справа, на заброшенном поле, тянулись буйные заросли полыни и репейника, слева росли кусты тальника и молодые сосны вперемежку с березами, а за ними извивалась Лиелупе. Это вторая по величине река Латвии, она образовалась от слияния Муса и Мемеле. В низовьях она и широкая и глубокая, но не за счет своих вод, а за счет моря. Получается так: вода из Рижского залива течет по дну, поднимаясь вверх по Лиелупе, а сверху нее, к морю, течет речная вода. Больше того, при сильном подпоре, когда уровень воды в заливе повышается, так как дуют западные - нагонные ветры, Лиелупе поворачивает вспять. Вот на какой реке я впервые увидел эту рыбу.

Впереди шагал сержант Ежевикин. До блиндажа комбата Берестовича оставалось всего сотни две метров, когда я увидел небольшой просвет среди кустов и остановился. День был теплый и солнечный, речка текла медленно, будто нехотя. Над полем пели жаворонки.

Вдруг раздался истошный крик. Я бросился на землю. Ежевикин был совсем близко, за кустами, и я крикнул:

- Сержант!

- Здесь, капитан!

В его голосе чувствовалась неуверенность. Я побежал к нему, готовый каждую секунду дать очередь из автомата.

Сержант стоял около воды. Он растерянно посмотрел на меня, потом себе под ноги.

- В чем дело?

- Змея! На крючке!

Ежевикин не был трусом. В роте его звали дуэлянтом: он, пулеметчик, трижды вступал в поединки с немецкими пулеметчиками и каждый раз побеждал. Что же случилось?

Среди прибрежных кустов сержант увидел шнур, уходивший в воду. Он понял, что это рыболовная снасть, и потянул ее. На конце шнура что-то было. Ежевикин считал, что тянет рыбу. Тут он и закричал.

Кинжалом я отрезал поводок и велел положить добычу - это был угорь - в вещевой мешок. Осматривая кусты, я тоже нашел донку, но на крючках не было не только рыбы, но и насадки. В корнях бурьяна мы быстро набрали червей, насторожили донки и через несколько минут уже сидели в блиндаже капитана Берестовича.

- А, рожденный в Дамском море,- сказал он, посмотрев на наш трофей.- Тут целый невод загадок, а ключи к ним ищут более двух тысяч лет.