Рыбы наших вод

Лопатой можно ловить вьюнов

Однажды, возвращаясь поездом с дальней рыбалки, я услышал рассказ попутчика - старого геолога о ловле вьюнов... обыкновенной лопатой.

- Я познакомился с этим самым невероятным способом лова во время полевых изысканий в Мещерской низменности,- говорил геолог.- Наша партия пробиралась к какому-то болоту, когда встретила колхозников, ехавших на телегах. Они везли мешки и лопаты. Я спросил, за чем они едут: не за торфом ли? Колхозники рассмеялись, а один из них сказал:

- Наша бригада - рыболовецкая. Мы за вьюнами едем.

- С лопатами? - спросил я.- Ими, что ли, станете ловить?

- Ими! Если не верите, поедемте с нами.

Разве мог я, так сказать, кадровый удильщик, упустить такой случай? Ехали мы недолго, вскоре оказались на мокром лугу, посредине которого протекал ручеек. Колхозники сразу же разобрали лопаты и принялись копать жирную грязь. Из первой же кучки, выброшенной лопатой, с писком начали выползать вьюны. Кругом я видел то же самое. Одни колхозники копали, другие собирали добычу в мешки. Вьюнов было много, работа кипела. Я с изумлением смотрел на это занятие - что-то среднее между земляными работами и ловлей рыбы.

- Не хотите ли поработать? - улыбаясь, спросил бригадир, протягивая лопату.

Я охотно стал помогать колхозникам.

В обратный путь они отправились пешком - теперь на повозках лежали мешки с вьюнами. А я еще долго стоял среди вскопанного луга и смотрел на мокрый ил, среди которого копошились только мелкие вьюны - колхозники таких не брали. Словно змейки, они зарывались в ил - свою родную стихию.

Признаться, я не очень поверил тому геологу. Однако потом не раз слышал такие же фантастические рассказы. И выходило, что удивляться не следует: вьюн может жить даже там, где воды по существу нет. Ведь "ловят" его и на том водоеме, который пересох и покрылся коркой толщиной в несколько сантиметров. Порой бывает и так: по дну пересохшего водоема катят подводы и автомашины, вся рыба уже давным-давно погибла, а вьюн живет-поживает-он зарылся глубоко, туда, где земля мокрая. И вот приходят или приезжают люди и начинают копать дно. Как только они дойдут до мокрого слоя, так вместе с землей вынимают вьюнов. Иной раз в течение часа можно поймать, простите - накопать, несколько килограммов этой рыбы. Бывает это главным образом засушливым летом. Осенью, с дождями, в болоте или озере опять скапливается вода, вьюн поднимается и начинает вести обычный образ жизни. Конечно, такие водоемы известны местным жителям.

У вьюна есть интересная особенность: вскоре после выклева из икринки у его детенышей около жаберных крышек появляются... наружные жабры. Они имеют вид длинных нитей, пронизанных кровеносными сосудами. Через некоторое время эти жабры уменьшаются, а затем и совсем пропадают. Появление их объясняется тем, что развивающемуся организму вьюна нужно много кислорода, а в болотистой воде его мало. Наружные жабры по величине больше, чем у других рыбешек такого же размера, и могут извлечь из воды нужное количество кислорода.

Некоторые удильщики держат вьюна в аквариуме, чтобы по его поведению знать о переменах погоды, и в первую очередь об изменениях атмосферного давления. Так, накануне грозы он всплывает на поверхность воды 10-15 раз в минуту, а перед ясной погодой - не чаще одного раза за 15-20 минут. Таким "барометром" можно пользоваться и на рыбалке. Если там, где мелко, будет замечено, что вьюны быстро плавают, поднимают донный ил, значит, приближается затяжное ненастье.

В ведре, набитом мокрой травой, он хорошо чувствует себя в течение нескольких суток. Благодаря такой живучести его не только можно привезти живым, но и удобнее, чем другую рыбу, использовать в качестве живцов. На крючке, скажем, жерлицы он может прожить более суток, но насаживать его, верткого, очень трудно.

Распространен вьюн широко - почти во всех водоемах европейской части страны. Нет его только в бассейне Северного Ледовитого океана, в Крыму и на Кавказе. На Сахалине и в бассейне Амура водится местный подвид.

Мясо вьюна вкусное. В Японии эту рыбу специально разводят на продажу, высоко ценят ее и во Франции.

Ловят вьюна легкой поплавочной удочкой, леска - самая тонкая, крючок - самый маленький.