Рыбы наших вод

Повадки голавля

Пять отпусков я провел на Держе. Она несколько километров течет параллельно Волге, будто не желая слиться с ней, а потом, обессиленная борьбой, резко поворачивает влево и, наконец, отдает ей свои воды. Неподалеку от этого места правый берег Держи представляет собой каменный обрыв, который так потрескался вдоль и поперек, что издали кажется стеной старинного здания, сложенной из больших обтесанных блоков. Интересны наблюдения на Держе за повадками голавля.

Дно должно быть плотное - каменистое, глинистое, галечное или песчаное. Там, где вода стоячая, скажем в зарастающей заводи, или тинистая, он появляется случайно. Так же случайно его можно увидеть и среди растительности. В ясный и теплый полдень голавль стоит у самой поверхности воды. Он будто греется на солнце, медленно поворачивая хвост из стороны в сторону. Это доведется наблюдать, если встать на высоком берегу или спрятаться среди ветвей старой ивы, свесившейся над водой. В пасмурную погоду голавль стоит ближе к дну, а если погода совсем испортится, он держится у самого дна. Об этом следует помнить при выборе снасти и способа ловли. Некоторые авторы пишут, что голавль уживается с язем. В действительности это наблюдается очень редко: ведь не только голавль избегает тинистого дна, но и язь не любит тех мест, где обычно стоит голавль.

Успешной рыбалка бывает даже на мелких местах
Успешной рыбалка бывает даже на мелких местах

Мелкие голавли держатся стаей, а крупные - парами или поодиночке. По этой причине голавль не относится к промысловым рыбам. Конечно, у голавля есть свои повадки. Например, он клюет резко, энергично, с ходу. Поэтому надо быть начеку. Правильно поступают те удильщики, которые при малейшей потяжке подают леску, а уж потом, через какое-то мгновение, подсекают рыбу.

Если поверхность воды гладкая, голавль все хорошо видит вокруг и близко к себе не подпустит. Если же она рябит от ветра, рыбалка бывает удачной. Вообще, он пуглив и осторожен, но как-то своеобразно. Например, однажды я увидел, как килограммовый голавль зашел в травяной островок, росший совсем неподалеку от того места, где я ловил. Островок был настолько мал, что его хвост и кончик носа торчали наружу. Каких только насадок я не подсовывал ему, но результата не добился. Потом, видимо, ему надоела моя назойливость, и он медленно вышел из травы. Я подумал, что такое поведение - случайное, что голавль был болен. Однако в дальнейшем у меня было еще несколько таких наблюдений.